«Служите друг другу каждый тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией » (1 Петр. 4:10)
Первый епархиальный лагерь проходит на острове Божье дело

На этой неделе, 28 июня, на одном из самых живописных и заповедных мест Тверской области – острове «Божье дело» на озере Вселуг Пеновского района, начал свою работу первый епархиальный летний лагерь. Он организован Отделом по делам молодежи Тверской епархии по благословению Архиепископа Тверского и Кашинского Виктора и согласован с благочиниями.

Место для лагеря было выбрано не случайно. Остров Божье дело, он же Новосоловецкий (или остров Зосима и Савватия) – это небольшой остров в 12 га, на котором до 30-х гг. XX века существовал монастырь – Новосоловецкая пустынь.

Ребята, которые приехали на остров – это представители общественных организаций Твери, Кувшинова и Ржева. Всего около тридцати человек в возрасте от 10 до 20 лет.

Программа лагеря, об этом можно судить уже по месту проведения, ориентирована на экстремальный отдых. Опытные инструкторы, среди которых – клирик Ржевского благочиния о. Игорь, спортсмен, обучают ребят правилам поведения на воде и в лесу.

– Ребятам очень нравится. Некоторые из них впервые принимают участие в подобных выездах, но впечатления у всех положительные, – рассказал отец Игорь.

Несомненно, одним из самых запоминающихся моментов лагеря был сплав на каноэ от Божьего дела до «жемчужины Пеновского края» - Ширкова погоста по озеру Вселуг около 12 км в одну сторону. В Ширково ребятам провели экскурсию, рассказали об уникальном храмовом комплексе.

– После этой дороги ребята были почти без сил, – рассказал отец Игорь. –  Но я уверен, этот сплав они будут вспоминать с радостью и долго.

Заповедный остров «Божье дело» даже после разрушения монастырского комплекса является для туристов объектом пристального внимания, после которых на острове остается много мусора. Экологические мероприятия по уборки территории от мусора – один из пунктов программы лагеря, воспитывающие в человеке привычку к чистоте и трепетному отношению к природе.

Помимо песен под гитару, разговоров у костра, водных лыж, боевых спаррингов и заготовки дров для отопления деревянного Троицкого храма, священником в лагере много времени уделяется именно духовному наполнению досуга. В субботу, 2 июля в островном храме будет отслужена вечерняя служба. Ребята готовятся к исповеди и Причастию на воскресной Литургии.

Лагерь заканчивает свою работу 4 июля.

Без сомнения практика подобного лагеря должна перерасти не просто в традицию, но в долгосрочный проект. Бесценный опыт, полученный ребятами на острове, поможет им глубже осознать не просто красоту и уязвимость Божественной природы, но и всю суровость ее, а значит, научит правильному поведению в условиях, далеких от домашних. Понимание того, что когда-то на этот остров из Ниловой пустыни уходили самые лучшие монахи для уединения и молитвы, укрепит ребят духовно и позволит понять, что для соединения с Богом необходим труд и руд нелегкий.

 

Отдел по делам молодежи Тверской епархии

 

Для справки – выдержка из статьи Павла Иванова:

 

Около 1701 года на острове озера Вселуг поселился монах под именем Иоиль. Он собирал с проплывающих купцов и доброхотов копеечки «на Божье Дело» - основание монастыря на острове. Монастырь был основан, а уже в 1728 году начинается строительство каменного храма во имя Пресвятой Троицы с приделами Покрова Богородицы и преподобных Зосимы и Савватия Соловецких. Строительство продвигалось небыстро. Но это был первый в нынешнем Пеновском районе каменный храм. В 1738 году освятили Покровский придел, в 1748 году - Зосимо-Савватиевский, а в 1753 году - Троицкий. Из уцелевших до наших дней храмов ближайший аналог монастырскому собору - церковь Оковецко-Смоленской иконы Божией Матери в селе Оковцы (1750 год) Селижаровского района, построенный той же осташковской артелью каменщика Ивана Мосягина. Иоиль не дожил до конца строительства. Он скончался в начале 1740-х годов, сложив с себя обязанности игумена и приняв перед смертью схиму с именем Иона. Его монастырь пробыл самостоятельным до 1792 года. Затем он был приписан к Ниловой Пустыни. До революции обитель славилась своими иноками - сюда старались посылать лучших представителей ниловской братии, действительно искавших иноческого жития и уединения - монастырь «Божье Дело» мало посещали паломники, а весь окрестный край считался глухоманью.

С середины 1720-х годов (видимо, с появлением церкви) монастырь быстро начинает расти. Например, в 1730 году здесь постригся крестьянин из деревни Слобода (в 8 верстах от Вселука) Мирон Петров, принявший в монашестве имя Моисея. Этот человек, прежде чем уйти в монастырь, сделал для родной деревни доброе дело: он срубил часовню над родником, и отдал в нее свои родовые иконы великомученицы Параскевы и святого Симеона Столпника. До начала XX века часовня и иконы стояли в целости. Судьба этой часовни в советское время обычная - ее разорили и разрушили.

Увы, от замечательного, уникального храма, как и от всего монастырского ансамбля, остались лишь фундаменты - в советское время все постройки монастыря были разрушены. Братия монастыря в 1929 году была сослана, а некоторые, например, преподобномученик Виталий (Кокорев) стали немного лет спустя мучениками за веру и причислены к лику святых.

На фундаменте Троицкого каменного храма в 1997 г. стараниями священника Валентина Цвелева был построен новый деревянный, существующий на острове и поныне.

«Само по себе удивительно, что в таком глухом углу, каким было тогда Верхневолжье, основывалось вместе с Новосоловецкой пустынью сразу несколько монастырей. Ведь кроме пустыни на озере Вселук действовали монастырь в Рогоже, два монастыря в Осташкове, обитель на истоке Волги, да и Нилова Пустынь множилась и ширилась. Время расцвета верхневолжских монастырей - конец XVII - начало XVIII вв. Все новые обители, в отличие от монастырей XIV-XVI вв. были «мужицкими» - состав их братий был почти сплошь из крестьян и из низших церковников - пономарей и дьячков, (а эти люди были почти все выходцы из крестьян в первом-втором поколениях, да и жили часто беднее иных крестьян). Можно говорить о реальном результате долгих веков существования Церкви в России - она стала Церковью народа. У всех этих монастырей (кроме давно существовавшего уже Селижарова) не было иных средств к существованию, кроме помощи благотворителей. И надо отдать должное: в трудное петровское время немногочисленное население, едва-едва справляясь с бременем государственных и помещичьих податей, находило возможность помогать храмам и их служителям. Хотя все - и священники, и крестьяне жили очень бедно. Значение монастырей в то время, их влияние на жизнь народа, на его нравственный облик, было очень велико».

К списку